September 23rd, 2008

автоответчик


Сегодня я пережила тяжелый стресс: я записывала приветственную запись на автоответчик. Вы не понимаете всей трагичности и драматичности данной акции? Тогда слушайте:
 
Я много-много лет не слышала свой голос в записи. Поскольку, когда услышала впервые, принесла страшную клятву на крови никогда не записываться на диктофон и никогда не говорить в присутствие камеры.
 
Но сегодня мне было необходимо сделать ЭТО для работы. Более того, мне было необходимо сделать ЭТО для нашей общей работы с подругой, которую я уже целый месяц отчаянно подставляла в связи с тяжелым приступом лени.
 
Я записала приветствие. Прослушала. Стерла. Записала еще раз. Подумала много нехорошего про моих друзей и знакомых. Может быть, у них ко мне корыстный интерес? Невозможно слушать такое добровольно. Еще раз прослушала. Убрала из фразы «Пожалуйста, оставьте свое сообщение после гудка» слово «пожалуйста». (В нем есть буква «Ж»). Наконец, позвонила подруге и попросила приехать и сделать запись самостоятельно. Выслушала много интересного про мои умственные способности.
 
Поломавшись с полчаса, разрешила позвонить и проверить запись, попросив не смеяться.
 - Ты хоть понимаешь, что я постоянно слышу твой голос со стороны, и он звучит также как в записи?!! - кричала подруга.
- Я стараюсь об этом не думать
 
После прослушивания подруга попросила добавить фразу «К сожалению, сейчас мы не можем ответить на Ваш звонок». Я в полувменяемом состояние объяснила, что не способна выполнить ее просьбу, поскольку в словах «сожаление» и «Ваш» есть буквы «Ж» и «Ш». Подруга еще раз высказала сомнение в наличие у меня в голове чего-нибудь, кроме толстой черепной кости.  
 
В итоге: запись сделана, валерьянка выпита, я горжусь своим мужеством и самоотверженностью, но прослушивать ЭТО больше не буду. Во избежание нервного срыва.
 
Для тех, кто меня не знает в реале: на самом деле, у меня всего лишь дефект речи на шипящих. Шепелявлю я, проще говоря. И, наверное, все мои мучения сродни страданиям анорексиков, комплексующих по поводу своей «полноты». Но.. но.. как приятно, красиво и совсем-совсем по-другому звучит для меня мой голос без записи. И как хорошо, что мы не видим и не слышим себя со стороны.